“Медвежий угол” Памира. Походные хроники. Часть 2

К перевалу. Памир. Автор Константин Диковский

2 АВГУСТА
Установили базовый лагерь в 10 км от предыдущей стоянки. Сегодня перенесли половину вещей и продуктов и вернулись назад.

3 АВГУСТА
Вижу 15-20 архаров, быстро пересекающих широкий разлив Байгашки.

Несём оставшуюся часть груза в базовый лагерь. Обедаем, обустраиваемся.

Жаркому солнцу аккомпанирует ледяной ветерок. Отдыхаем.

Вечером ищем вариант брода через Байгашку и подходы под перевал 59. Брода не нашли. Посмотрим, как будет с утра.

4 АВГУСТА
Тяжело. Поднимаемся по морене, выходим на ледник. После появления закрытых трещин – связываемся и по очереди тропим раскисший под солнцем снег.

Найти переход через Байгашку по камням с утра не удалось, поэтому, сняв ботинки, перешли её холодные воды как есть. Это было самое лёгкое препятствие.

На леднике

На леднике

На леднике

Судьба восходителя

К перевалу

Наша палатка в мульде под перевалом 59

5 АВГУСТА
Вчера легли спать около 21.00, сегодня поднимаемся около 9.00. Солнце уже светит и немного греет.
Надев всю амуницию и связавшись нашей ярко красной супернепромокаемой верёвкой, выходим наверх.

Топчем снег, переходим со склона на склон, перелезаем через гребни и карнизы. Около 5-ти часов выходим на безымянную вершину. Согласно GPS высота 5606 м. Скорее всего, до нас на ней никого не было.

Оставив записку и съев шоколадку, уходим вниз.

К вершине

Пролезь ка эту стеночку

Предвершинный карниз

Спустились за час.

Чай, ужин на газовой горелке. Долгие беседы в маленькой двухместной палатке, где мы как-то умещаемся втроём. И сон.

Громадные, бесконечные горы стоят безмолвно в лунном свете. Планета Памир на планете Земля. Века и тысячелетия, караваны и целые народы прошли через них и ещё пройдут.

Всё так зыбко и ненадёжно в жизни людской.

Приходя в горы, мы прикасаемся к Вечности.

Вид на пик Ленина

6 АВГУСТА
За 3 часа спустились с перевала к нашей поляне эдельвейсов – базовому лагерю у Байгашки. После снега и льда загораем-обгораем среди травки и цветов под жгучим Памирским солнцем.

Отдых на поляне эдельвейсов. Фото Эдуарда Скукиса

Нужно подготовить продукты и распределить снаряжение – завтра выходим в сторону пика Белеули через перевал Никитина, видимый подъем к которому не вселяет большого оптимизма.

Сижу на камне, пишу эти строки.
Шумит река, над вершинами медленно-медленно, почти незаметно, плывут вечерние облака. Лучи солнца проходят по белым вершинам.

Спокойно. Красиво.

7 АВГУСТА
Горы приучают к терпению. Памир, благодаря своим расстояниям, приучает вдвойне.

Практически целый день подходим под перевал Никитина – по моренам, по моренам, по моренам.
Ставим палатку на выровненной площадке из камней, немного не доходя до начала перевального взлёта. Большой камень служит нам дастарханом.

Ужин на морене

8 АВГУСТА
Замечательно выспался. Поднявшись с солнцем, по снежнику поднимаемся под перевал. Перед самым седлом вешаем 2 верёвки на всякий случай.
Крутовато.

Подьем на перевал Никитина

Оставив в туре записку, делаем несколько фото на фоне пика Ленина.

На перевале Никитина

Уходим в долину реки Зулумарт.

Снежный Белеули показался из-за поворота ледника.
Долго идем по льду, по камням.
Обедаем у бирюзового озерка на морене. Купаемся. Вода не ледяная – солнце успевает немного прогревать её.

Спуск с перевала Никитина

Вид на Белеули

Вдали шумит Зулумарт, дует прохладный ветерок. Здесь нет никого. Только архары, барсы, сурки, духи гор и рек, может кто-то ещё. Но нога человеческая ступает сюда крайне редко.

Ночуем у другого озерка, более мелкого и более теплого.

9 АВГУСТА
Белые айсберги – куски ледника Зулумарт плавают в светло-коричневом озерце, из которого мощно и бурно вырывается вниз река Зулумарт.
Обходим озеро по леднику, переходим вброд небольшую грязноватую речушку и идём, идём, идём по лабиринтам морен и осыпей, пока не выходим на ледник, ведущий к белому, снежному пику Белеули.

Ставим палатку на морене посередине этого ледника.

Осколки ледника Зулумарт

Ледник

Ледник у пика Белеули

10 АВГУСТА
Сегодня неполный трудовой день. Перемещаем лагерь с ледника на склон Белеули до высоты около 5300 м.
Ночуем в снежной впадине-мульде.

Снег, лёд, горы, а ночью — непередаваемой яркости Луна.

Завтра – наверх.

В Мульде на склонах Белеули

11 АВГУСТА
Встаём около 5-ти утра, чтобы успеть собраться до восхода. С первыми лучами выходим. Втроём, в связке, в кошках. Идём с одновременной страховкой по 300 — 500 склонам. Где необходимо, используем простёжку через буры. На 600-700 стеночке посередине склона вешаем перила.

Идём, дышим. Медленно продвигаемся вверх.

Снег местами до колена, поэтому дышим и дышим и дышим. Каждый шаг на счету. 20-25 шагов, остановка. Отдышаться, успокоить сердечко и снова 25 шагов по крутым снежным склонам, по трещинам, обходя нависающие глыбы льда и снега.
Так поднимаемся сотню за сотней метров вверх.

Около 16.00 мы более не видим куда подниматься – стоим на вершине Белеули – согласно показаниям GPS, высота 6035 м.

Кругом по всем сторонам горизонта только снежные пики большого Памира. Пик Ленина, вдалеке – Сомони (Коммунизма) и Корженевской. Рядом — белоснежный пик Острый.

Горы, горы, горы – везде, куда ни бросишь взгляд. Бескрайняя белоснежная горная страна.

Красивая, суровая страна.

На скалах, чуть ниже вершины, вешаем непальские флажки, подаренные Юрой . На каждом флажке написана молитва. Ветер разносит эти молитвы по всему миру.
Во Благо!

Под вершиной у скал с непальскими флажками

И тот же ветер не даёт нам расслабиться, заставляет влезать в пуховки, быстро фотографироваться и скорее идти вниз, чтобы скрыться от его мощного, холодного дыхания. Он здесь хозяин, а люди только редкие и преходящие гости.

На гребне

На вершине Белеули

Теперь вниз, вниз – к тесной и тёплой палатке, к горячему чаю. Нужно успеть спуститься до захода солнца, до наступления темноты.

Спим в эту ночь крепко и хорошо. И освещенный Луной, спит белоснежный Белеули.

12 АВГУСТА
Со снежных склонов по ледникам и моренам спускаемся к озеру у ледника Зулумарт, где устраиваем полудневку.

13 АВГУСТА
Ночью светила яркая луна. Палатка, стоящая на пыльном берегу ледникового озерца, и камни, и горы вокруг – всё казалось совершенно нереальным в этом белом свете. Долго не мог уснуть.

Двигаемся в обратный путь к Байгашке, к Джафару и т.д. Героическим усилием преодолеваем перевал Никитина и ставим палатку на подготовленной площадке на морене.

Скромная трапеза

Изумрудное озеро на морене ледника

Обратный путь

Ужинаем и пьём чай в палатке. Все устали.

15 АВГУСТА
У Джафара.

Женщина берёт крутое тесто из тазика, быстро делает из него лепёшку и прилепляет внутри большого казана. И так ещё 5-6 шт. Затем, она ставит казан на небольшую железную печку и, подбросив в топку кизяка и поворачивая казан, по очереди выпекает каждую лепёшку. Когда они пропеклись с одной стороны, она закрывает верхнее отверстие печки металлическим листом и переворачивает казан с прилепленными лепешками вверх дном. Внутри казана образуется духовка, где завершается процесс выпекания. Когда лепешки готовы, она соскребает их со стенок казана и складывает для хранения.

Жене Джафара – около тридцати. Иногда она кажется молодой, иногда – пожилой. Она устало садится на корточки у дверей и закрывает глаза. Почти засыпает, пока мужчины пьют чай с лепёшками и разговаривают. Она делает свою работу тихо, с усталой улыбкой.

Малыш перекатывается по хижине и забирается к отцу на колени. Джафар играет с ним. Курит.
Оставляет нам чайник и уходит к баранам – у него дела.

Мы идем отдыхать в соседнюю комнату.

Сын Джафара

Сын Джафара

В хижине

ЭПИЛОГ
Мы едем из Каракуля в Мургаб, из Мургаба в Хорог, из Хорога — в Душанбе. Долго едем.
1000 км по дорогам Таджикистана.

Я понимаю, что эта дорога, на которую тратится столько времени, возможно, одна из главных причин и составляющих поездки.

Что притягивает в Таджикистане, в Средней Азии? Какие давние забытые корни?

Может горы и восхождение на Белеули и другие вершины только предлог, чтобы увидеть Азию, людей, пропитаться ею? Посмотреть, что изменилось за 3 года, с 2006-го, когда мы были в этих краях последний раз?

Какие давние, забытые воспоминания она будит в нас, пробуждая в памяти времена её великих правителей и мыслителей?

Горы – лишь часть целого.

Азия многогранна, и дорога помогает вспомнить и понять это.

Мальчик прикладывает руку к сердцу, приветствуя проезжающую машину.

До встречи!